О переходящих долгах и непреходящих ценностях





Google+
23.10.2010 10:19
Он и она прожили не долгую и не счастливую жизнь. Просто жизнь двух людей, вступивших в брак очень молодыми. Не столько по возрасту (хотя ей к моменту свадьбы едва минуло восемнадцать), сколько по складу характера.

Больше это, конечно, относилось к нему, выросшему в хорошей и обеспеченной семье, не имевшему понятия, как зарабатывать деньги, и учившегося в аспирантуре не по велению сердца, а по воле родителей, до того благополучно «поступивших» его в престижный вуз, а потом ненавязчиво перетаскивающих с курса на курс.

Она тоже была достаточно благополучной и любимой, но оказалась как-то серьезнее и подготовленнее к взрослой жизни. Но это отнюдь не выправило ситуацию. Они довольно быстро поняли, что сделали ошибку. Но ко времени просветления один ребенок уже рос и дрыгал ножками в кроватке, а другой готовился к появлению на свет.

Ввиду сложившихся обстоятельств было решено не пороть горячку, а собрать осколки, наладить то, что можно наладить, и попытаться вырастить какие-нибудь приличные отношения на той почве, которая была в распоряжении.

Поначалу кое-что стало получаться. Отец как-то неожиданно привязался к малышам и стал проявлять просто чудеса самоотверженности (он даже начал работать, чтобы обеспечить семью, что для его характера было просто необычайным подвигом), а мать была ему благодарна и за отношение к детям, и за помощь. Но ничего более прочного, чем взаимная привязанность родителей, у них не получилось. Почему – Бог весть. Они старались. Даже к психологу ходили какое-то время. Не помогло.

Надо сказать, что им повезло не только с родительскими чувствами, но и с квартирой, в которой они оказались сразу после брака. И в семье мужа, и в семье жены были излишки жилплощади, которые было решено слить в единое целое на благо молодых. Получилась роскошная четырехкомнатная квартира в хорошем районе.

Когда со всею очевидностью стало понятно, что дальнейшая совместная жизнь ни ей, ни ему никакой радости и удовлетворения не принесет, время уходит, нарастает вранье, а папой и мамой они своим детям будут и живя не с ними, они решили разменять квартиру и развестись. Причем именно в таком порядке. Видимо, потому, что житье под одной крышей уже совсем достало, а формальности и она, и он не особо чтили.

Параллельно с разъездом муж затеял какой-то бизнес. Дело, которым он зарабатывал на жизнь себе и семье, было хоть и прибыльным, но папиным. Почему-то именно этот переломный момент муж выбрал для полного избавления от оков, в том числе и прежних, связанных с его любящими и сверхтрепетными родителями, готовыми на все, лишь бы их сыну было комфортно и приятно.

Ни с кем не посоветовавшись, он взял крупный кредит. В качестве одной из гарантий по кредиту выступала их с женой квартира. Но, так как поначалу все выплаты производились им аккуратно и в срок, ни кредитующая организация, ни кто бы то ни было квартирой не интересовались, и разменять ее удалось быстро и успешно.

Ей с детьми досталась трехкомнатная, а он взял себе двушку в новостройке. Все разъехались, а потом и расстались официально, получив по штампу в паспорт, означающему полную свободу друг от друга. Она продолжала заниматься детьми, обустраивалась на новом месте, потихоньку начала работать, благо ее образование, которое она умудрилась получить несмотря на беременности, роды и семейные неурядицы, позволяло трудиться дома. А когда надо было отлучиться по делам службы, в очередь на сидение с детьми выстраивались бабушки, дедушки и отец малюток.

Вообще, отец малюток с переездом не стал относиться к детям холоднее. Он приезжал часто и оставался подолгу. Даже чаще и дольше, чем ей бы хотелось. Его постоянное присутствие в квартире наводило ее на мысль о его занятости. Мысль складывалась неутешительная. Создавалось впечатление, что этот человек если и работает, то крайне мало и нерегулярно.

Так оно и было, ибо новый бизнес, затеянный им под влиянием момента, лопнул, а сил объявить об этом бывшей жене или родственникам не было. И очень зря. Если о крахе узнали бы своевременно, возможно, никакой истории и не случилось бы. Его отец был достаточно богат, чтобы, чуть поскрипев, вернуть долг сына. Но на беду, не зная о сыновьих затруднениях, папаша именно в этот момент одолжил деньги кому-то из дальних родственников. К тому же сильно заболела мать, и ее отправили лечиться за границу в одну из дорогих клиник. И лечение, и реабилитация должны были занять никак не меньше года.

И вот тут-то грянул гром. Кредиторы, давно не получавшие от должника ни денег, ни известий, вышли на след и вскоре поняли, что того имущества, под которое был дан кредит, уже не существует. Зато существуют две квартиры. Одна (в новостройке), права собственности на которую еще не оформлены, и другая – собственность бывшей жены и двух несовершеннолетних детей.

Так как она была приобретена еще в период брака, то по закону, если его правильно повернуть, половина недвижимости может быть признана имуществом должника и описана. Этим они и занялись.

Вопросы к юристу:

Насколько такое отношение к имуществу разведенной жены оправданно? Можно ли отсудить у нее половину квартиры, если бывший муж категорически против? Какие перспективы у этой ситуации? Что бы Вы посоветовали?

Комментарий юриста Льва Иванченко:

Существует несколько тактических приемов защиты своей собственности в данной ситуации:

1. По закону кредитор, выдающий ссуду заемщику, состоящему в браке, под залог недвижимого имущества, обязан осведомиться о том, согласен ли супруг заемщика на эту сделку. Если такого согласия не получено, выдать кредит невозможно. При нарушении этой процедуры не уведомленный супруг не должен нести солидарную ответственность по кредиту. Залог по ипотеке (кредит под обеспечение недвижимостью) регистрируется в органах ФРС.

Отсутствие регистрации влечет недействительность договора залога. В данном случае продажа квартиры и приобретение двух других подтверждают тот факт, что договор залога даже если и был подписан сторонами, то не был зарегистрирован. Повторюсь: договор залога считается заключенным с момента его регистрации. Нет регистрации – нет договора залога.

2. Обратить взыскание на недвижимое имущество, приобретенное в браке и в период действия кредитного договора, заключенного одним из супругов, теоретически возможно, однако сопряжено с преодолением важных ограничений.

Первое ограничение: отсутствие у супруга заемщика другого жилья. Императивно (ни при каких условиях) не может быть наложено взыскание на единственное жилье любого заемщика, если нет договора залога (а его как, мы выяснили, нет).

Второе ограничение: несовершеннолетние пользователи квартирой. Закон защищает их жилищные права, и будущий владелец квартиры (или кредитор) обязан предоставить им (детям) равноценное жилье в пользование до достижения совершеннолетия.

И, наконец, третье условие, без которого решение о взыскании будет незаконным: кредитор должен доказать, что имеются основания для установления солидарной ответственности супруга, должен доказать, что супруг знал о кредите и залоге.

В данной ситуации очевидно, что нарушены права супруга заемщика. Он не знал о займе, но его понуждают отвечать по обязательствам, которые он не согласовывал. Активная защита предполагает подачу встречного иска к супругу-заемщику и к банку-кредитору о признании договоров недействительными.
www.sob.ru

Теги к контенту: недвижимость жилье квартира
Понравился материал?Подпишись на рассылку
Ваши комментарии:
Ваше мнение будет первым
 
 
Войти