Станет ли открытие рынка земли прорывом?

06.04.2020 00:00
Верховная Рада наконец-то запустила землю в коммерческий оборот. Но при этом так все ограничила, что позитивный эффект от давно назревшего решения будет крайне скромным, — пишет журнал НВ. Картинка: Станет ли открытие рынка земли прорывом?В ночь с 30 на 31 марта на столичной улице Грушевского решили вопрос ценой в $38,76 млрд — именно столько ориентировочно стоят те 32,3 млн га земли, которую Верховная Рада отправила в коммерческий оборот.

Парламентарии проголосовали за соответствующий закон, и страна выбыла из списка пяти последних государств мира, в которых сельхозугодья до сих пор не являются товаром. «Земельное рабство у нас закончилось», — говорит по этому поводу Алексей Павленко, бывший министр агропрома.

Статья по теме: Яценюк исключил из программы Кабмина законопроект «О рынке земель»

Правда, отменяется «рабство» частями и постепенно. С 1 июля 2021 года украинские черноземы смогут приобретать физлица — не более 100 га в одни руки. С 2024-го к ним присоединятся юрлица-резиденты — лимитом для них станет площадь в 10 тыс. га. Вопрос же доступа иностранцев на рынок решит национальный референдум, дата проведения которого еще неясна.

Кроме того, принятый Радой с большим трудом закон продолжил мораторий на продажу тех 10,4 млн га, которые находятся в госсобственности.

Вся эта половинчатость сильно смущает профильных экспертов и игроков рынка. Земля на первом этапе все равно остается недоступной агрокомпаниям, а ведь именно они ее преимущественно арендуют и обрабатывают. «Поэтому какого-то непосредственного экономического эффекта закон не несет, — считает Роман Сластен, гендиректор ассоциации Украинский клуб аграрного бизнеса (УКАБ). — Соответственно, дополнительных инвестиций с началом открытия рынка земли для физических лиц мы не ожидаем». Он уточняет, что первоначальный вариант закона был куда либеральнее.

С главой УКАБ согласен и руководитель крупного агрохолдинга, попросивший не называть его имени в печати. «Это лучше, чем ничего, но хуже, чем могло бы быть», — морщится он. И говорит, что не понимает логики Владимира Зеленского, продвигавшего идею снятия моратория на продажу земли. «Президент и Рада очень много негатива на себя абсорбировали [более 80% украинцев выступали против земельной реформы], а в итоге приняли закон в самой обрезанной форме, — считает этот топ-менеджер. — С политической точки зрения их логика непонятна».

Эксперты ожидали, что полноценное внедрение рынка даст ежегодный прирост ВВП примерно на 2%. Но с нынешней версией ждать подобного подъема не стоит.

Один из авторов реформы, Николай Сольский, депутат от Слуги народа и глава аграрного комитета Рады, пояснил НВ, что в обрезании изначально либерального проекта виноваты тысячи правок, внесенных депутатами, движимыми политическим популизмом.

Но позитивный эффект от запуска даже такого варианта все же будет: принятие закона было одним из условий продолжения сотрудничества Украины с Международным валютным фондом.

Впрочем, по данным источника НВ, знакомого с ходом переговоров между Киевом и Фондом, последний не очень доволен итоговой версией. Но МВФ, мол, все же пойдет навстречу Украине, понимая, как многое сделано.

Получить комментарии от представителей Фонда НВ не удалось.

Во Всемирном банке (ВБ) без лишней дипломатичности уже заявили, что для обеспечения здоровой конкуренции важно предоставить права на покупку земли юрлицам. Кроме того, ВБ призвал ослабить ограничения на общую площадь участков, которые можно приобретать в собственность. И принять законы, способные урегулировать продажу госземель.

Во всем этом деле есть и еще одна тонкость: прежде чем принятый «земельный» документ попадет на подпись к президенту, Рада должна рассмотреть 13 уже зарегистрированных постановлений о его отмене.

Хорошо, но мало

Мораторий на продажу земель сельхозназначения в Украине ввели 20 лет назад, и Рада регулярно его продлевала. За это время в стране возник черный рынок, когда формально непродаваемые гектары поступали в собственность тех или иных латифундистов с помощью разнообразных схем по аренде. И в проигрыше, по словам топ-менеджера одного из крупных агрохолдингов, оказались законопослушные компании.

На сегодня 97% всех сельхозугодий в стране арендованы. По данным социологов, землю готовы продавать лишь 10% ее владельцев. Так что нынешняя система в ближайшие годы не исчезнет, но может стать еще более запутанной.

Алекс Лисситса, гендиректор Индустриальной молочной компании, уверен: правило, по которому землю первыми смогут приобретать лишь физлица, станет головной болью для действующих агропредприятий. Мол, появится прослойка спекулянтов, которые станут скупать у частников даже небольшие участки, являющиеся частью арендованных полей крупных холдингов (те сами выкупить их не смогут до 2024-го), чтобы затем своими требованиями выкручивать руки последним. «Появится когорта мелких помещиков, в большинстве своем выходцев из местного чиновничества, которые имеют нелегальные сбережения и начнут вкладывать их в землю», — уверен Лисситса.

Поскольку рынка как такового не будет, то, по его мнению, не будет и нормальной цены. И во время финансового кризиса владельцы паев, не имея других доходов и возможностей для финансирования жизненных потребностей, станут продавать их по дешевке.

Тимофей Милованов, экс-министр экономразвития, также настроен пессимистически. Он прогнозирует повторение несправедливой приватизации 1990-х, когда часть людей захватила предприятия, скупив за бесценок ваучеры и используя подставных лиц. «На этот раз землю могут скупить через десятки или сотни подставных лиц, каждое из которых приобретет по 100 га», — считает он. Поскольку честный бизнес не будет пользоваться такими схемами, на рынке сложится ограниченная конкуренция. И собственники паев не смогут получить справедливую цену за свое имущество.

Принятый Радой закон не изменит, по мнению аналитиков, среднюю стоимость отечественных сельхозугодий, которая на сегодня, по прикидкам Кабмина, на черном рынке равна $1,2 тыс. за гектар.

Дмитрий Скорняков, гендиректор принадлежащей структурам Рината Ахметова агрокомпании HarvEast, которая располагает земельным банком в 123 тыс. га, уверен: стоимость сельхозугодий будет колебаться в нынешних пределах — $500-$3 тыс. за 1 га. Нижняя граница этой вилки сформируется на юге страны — в Херсонской и Николаевской областях. «Засушливый регион, зона рискованного земледелия», — поясняет он. В центральной части — Хмельницкой, Черкасской и Винницкой областях — цена будет максимальной: порядка $2,5−3 тыс. за 1 га. «Здесь и климат, и качество земли благоприятны для получения самых высоких урожаев», — считает Скорняков.

В соседних с Украиной странах, где рынок работает давно, совсем другие расценки: в Польше — более $10 тыс. за 1 га, в Румынии — $6,2 тыс., в Венгрии — $4,5 тыс.

Сластен из УКАБ считает, что в дальнейшем отечественные гектары тоже станут дороже, ведь на рынке появится больше игроков. Но все будет зависеть от прибыльности агропроизводителей, а она, мол, в последнее время снижается.

Несмотря на все недостатки, принятие закона — важный шаг, считает экс-министр Павленко. Несовершенство характерно для любых процессов на начальном этапе, говорит он, приводя в пример Румынию: там в момент открытия рынка у одного и того же участка, случалось, оказывалось до семи владельцев. Но все проблемы в этой стране за несколько лет преодолели.

«Возможность открыто и легально покупать украинскую сельскохозяйственную землю приведет к повышению культуры всех участников рынка, — считает Владислава Рутицкая, вице-президент фонда СигмаБлейзер, владеющего компанией AgroGeneratin. — И выведет украинский агробизнес на более высокий уровень развития».

nv.ua/
Понравился материал?Подпишись на рассылку
Ваши комментарии:
Ваше мнение будет первым. Спасибо Вам за прочтение статьи. Желаю счастья! Прошу в комментарии ниже поделиться Вашим мнением
 
 
Войти