Квартира упала в цене – чья вина?





Google+
18.10.2010 14:10
Если кто-то что-то у нас крадет, мы можем обратиться в милицию, и, если вора поймают, наше имущество (сразу или с течением времени) будет нам возвращено. Если кто-то испортит нашу личную вещь, мы можем добиваться компенсации понесенных убытков. Даже ущерб деловой репутации бывает оценен и возмещен через суд. А что случается, когда в цене теряет наша квартира? Причем не по вине стихий или кризиса, а из-за вполне конкретных действий легко идентифицируемых людей?

Если нас заливает сосед сверху, никаких особенных неожиданностей ждать не приходится. Либо он, как порядочный человек, сам и без понуканий выплачивает нам сумму, в которую обходится вынужденный ремонт, либо ДЕЗ (или эксперт частной фирмы) оценивает ущерб, а дальше с соседа взимается все положенное по закону путем всем известных действий.

Если нас заливает не сосед, а дождь, найдя дырку в свежепочиненной ДЕЗом крыше, деньги на восстановление товарного вида квартиры берутся у ДЕЗа. Чуть более хлопотно, но не менее успешно.

Но ведь все мы знаем, что цена квартиры складывается не только из сохранности ее стен и пола. На нее воздействуют такие факторы, как этаж, на котором квартира расположена, социальный состав соседей, материал, из которого сделан дом, близость метро и иных средств коммуникации с окружающим миром, и даже вид из окон.

Что делать, если что-то случится с этими составляющими цены нашего имущества?

Понятно, что закрытие на ремонт близлежащей станции метро – вещь временная, и на наш недвижимый капитал, скорее всего, никак не повлияет. Опять же, вряд ли кирпичный дом вдруг сможет превратиться в блочно-панельный, на горе его жильцам.

Соседи, конечно же, могут смениться, и на место милейшей интеллигентной старушки сверху вполне может вселиться семья алкоголиков и дебоширов. Что ж? В данном случае, если, конечно, потенциальный покупатель заметит эту прискорбную замену, продать квартиру станет сложнее. Но винить тут, кроме случая, будет некого. Следовательно, не с кого будет и требовать возмещения ущерба.

Но мы хотим рассмотреть иной случай. И даже не один, а два.

Случай первый: неожиданная смена этажности

Была у одного владельца квартира на втором этаже прекрасного сталинского дома. И стоила соответственно: как хорошая квартира на втором этаже. Но на беду этого владельца коммунальные власти придумали улучшение жизни. Выразилось оно в том, что прямо под окнами этой прекрасной квартиры проложили висячую трубу. То ли по ней пошел российский газ, то ли еще какая необходимая в народном хозяйстве субстанция… Нам, в отличие от хозяина, это не ведомо. Но хозяин-то знал, и кто проложил трубу, и зачем. Но не это знание мучило его, а совсем другое.

Так как труба висела между первым и вторым этажом, и была вполне широкой и проходимой для людей, его квартира стала стоить не как прежде, а как недвижимость, расположенная на первом этаже. Закон рынка. То есть потеряла в цене от десяти до пятнадцати процентов. Его имущество обесценилось. И тот кто его обесценил, был известен.

Случай второй: Потеря вида


Другая квартира изначально находилась на первом этаже. Но этаж был высоким, квартира хорошей, а вид из ее окон вызывал восхищение и зависть родственников и друзей хозяев. За стеклами открывалась перспектива парка, храм Христа Спасителя и Петр Первый работы скульптора Церетели. Сами хозяева от Петра восторгом вовсе не захлебывались, но гостям нравилось. Опять же с весны по осень сомнительного Петра заслоняли своими кронами деревья парка.

А еще перед окнами располагался небольшой лужок, засаженный редкими, но красивыми и, в условиях центра Москвы, крайне полезными деревьями. Именно на этот лужок и нацелилась компания-застройщик, решившая всенепременно возвести на этом клочке земли маленький (всего лишь четырехэтажный) и потому очень элитный клубный дом.

Естественно, жители старого дома бунтовали, ходили по инстанциям, даже подавали в суд, но ничего не добились. И вот между домом и парком появилось строение. Даже зная новую московскую архитектуру, такого ужаса ожидать было сложно.

Мало того, что абрисом ЭТО напоминало мавзолей, но только несколько растянутый по длине и непомерно высокий, оно еще и цветом было под стать могиле вечно живого революционера: темно-красное, кирпичное, да еще и отделанное тусклой медью, при любом освещении, кроме яркого солнца (которое, впрочем, в щель между двумя домами не заглядывало), выглядевшей чем-то темно-коричневым и загадочно-пластмассовым.

Вот так и сменился «элитный» вид из окон на какую-то неведомую мерзость. А, как мы знаем, вид из окна может прибавить от 25 до 40% к стоимости квартиры. Если на шестом этаже и выше вид испортился лишь ненамного, на пятом, четвертом и втором дела стали обстоять, соответственно, все хуже и хуже. А вот на первом весь обзор занял монстр. Кто его построил – не загадка, также не является анонимом и тот, кто разрешил строительство.

Вопросы к юристу:

Мы видим, что в двух конкретных случаях хозяева потеряли гипотетические деньги – снизилась реальная цена их имущества. И в том и в другом случае мы знаем, кто именно повинен в потере. Можно ли, обратившись в суд, потребовать с виновных возмещения убытков? И как именно это следует делать?

Ответ юриста Льва Иванченко:
Возмещение убытков возможно требовать только тогда, когда убытки реальны, а причинитель вреда действовал противозаконно. Например: документы на строительство были поддельными. Или проект прокладки магистрали по фасаду был не согласован с архитектором.

Изменение оценки рыночной стоимости объекта недвижимости вследствие законной (и даже незаконной!) градостроительной деятельности не является реальным убытком. Даже более того, не является убытком вообще.

К тому же, качая свои «сокровенные и священные» экономические права, нужно думать и о том, имеют ли их нарушители тоже что-нибудь вроде прав. В данном случае, скорее всего, имеют. Как бы нам ни было досадно.
www.sob.ru

Понравился материал?Подпишись на рассылку
Ваши комментарии:
Ваше мнение будет первым
 
 
Войти