Банды "черных риэлторов" процветают, а число их жертв растет





05.11.2010 00:00
Проблема квартирного разбоя, когда у граждан отбирают квартиры, к сожалению, не нова. В лихие 90-е это было вообще обычным делом. Позже ситуация несколько улучшилась. Однако затишье на криминальном рынке недвижимости оказалось мнимым, а круг «черных риэлторов» стал расширяться.

Риэлтор - черный или нет? Вот, например одно из последних событий на этом рынке. Следственным отделом по Красногвардейского району завершено расследование уголовного дела по обвинению преступной группы, которая занималась квартирными мошенничествами. В состав группы входил сотрудник милиции. По сообщению пресс-службы СУ СКП по Петербургу, перед судом вместе организаторами преступлений предстанет и, заместитель начальника 87 отдела милиции УВД по Всеволожскому району Ленинградской области Сергей Белых. Следствием установлено, что с 2008 года по 2009 год жертвами преступников становились лица из числа социально незащищенных граждан. Сергей Белых, являвшийся на тот момент участковым уполномоченным 75 отдела милиции УВД по Невскому району, как раз и предоставлял подельникам списки таких людей.Затем жертв вывозили на съемные квартиры, где держали против их воли. На счету данной преступной группы шесть эпизодов квартирных мошенничеств, четыре эпизода незаконного удержания граждан, один - похищение человека.

Комментировать данную ситуацию сложно именно по причине участия в ней сотрудника милиции. То есть тот человек, который должен был по всем законам охранять нас, все делал с точностью до наоборот. И, использовав свое служебное положение, фактически служил наводчиком у бандитов. Подобные случаи, к сожалению, не единичны. В Московской области группа мошенников «работала» под видом судебных приставов, в Москве приговорен за квартирные махинации помощник главы сельской администрации. Не остались в стороне от квартирно-криминального бума и врачи – в Москве, Нижнем Новгороде, Ульяновске – идут процессы, связанные с присвоением психиатрами квартир своих больных. По многим квартирным делам в качестве свидетелей или соучастников проходят работники сферы жилищных услуг, социальные работники. А сводки происшествий порой походят на фронтовые сводки. Май 2010, Москва – задержана банда «черных риэлторов», которые под угрозой физической расправы заставляли отказываться людей от своих квартир. После того, как они подписывали документы, их отвозили в регионы России. Сегодня известно уже о шести потерпевших. И это только те, кого удалось найти живыми. На их счету могут быть десятки пропавших без вести москвичей. Ярославль. Шесть уголовных дел – обвиняемая одна - Татьяна Монахова, «сатана в женском обличье», как ее называли потерпевшие. Пострадавшие - пенсионеры, инвалиды, молодые семьи и дети-сироты. До сих пор ей удается избежать ответственности, поскольку в каждом случае она прикрывалась очередной беременностью. У нее пятеро детей. Бурятия, декабрь 2009 года осуждены «черные риэлторы», убивавшие граждан из-за квартир. На их совести жизни шести человек. Санкт-Петербург. 2007 год. Банда Плескова. 9 убийств, одно приготовление к убийству, 6 похищений людей, 19 эпизодов мошенничества. Достаточно? Но самое страшное в этих делах – это по мнению следователей – это куча добровольных помощников – мелких чиновников, милиционеров, которые не глядя ставили нужную подпись или подсказывали «верную» квартиру. Продолжать список злодеяний « банд черных риэлторов» можно бесконечно. Но в этом списке будут только раскрытые дела, большинство же остается неизвестными. Все раскрытые дела, уверены оперативники, это капля в море. Так в том же случае с бандой Плескова, по предположениям следователей, группировка отобрала у граждан и перепродала около сотни квартир.

Итак, проблему в целом мы обрисовали. В стране по-прежнему действуют банды «черных риэлторов». Причем только немногие дела становятся известны правоохранительным органам. Зачастую их раскрывают благодаря случайным обстоятельствам или жалобам родственников пропавших владельцев квартир. То есть реальная статистика подобных преступлений неизвестна и масштабы преступной деятельности могут превосходить официальные цифры на порядки. Причем с годами практически ничего не меняется. Вспоминается одно из первых нашумевших дел подобного рода у нас в городе. Тогда члены банды «санитаров леса», как они себя называли, имели наглость утверждать, что они, дескать, помогают городу избавиться от антисоциальных элементов – пьяниц, наркоманов, психически больных людей. И сегодня ничего не изменилось. По мнению заместителя заведующего адвокатской фирмой "Юринформ Центр" Александра Петренко «группа риска» в целом осталась та же. Правда в последнее время в нее стали входить и просто одинокие пожилые люди. Позиция государства по отношению к этим людям также осталось прежней – государство просто не хочет не видеть ни их, ни их проблем. Могут ли они как-то защититься самостоятельно от грозящей им опасности? По мнению Александра Петренко, люди из группы риска фактически обречены и никаких шансов на самостоятельную защиту у них нет. Единственный вариант относительной безопасности им могут обеспечить родственники, если таковые есть. «Пусть родственники даже переоформят квартиру на себя, но, по крайней мере, они хотя бы сохранят жизни этим несчастным,- считает Александр Петренко, - ну или, в крайнем случае, пусть отберут у них паспорт, и почаще навещают. Других вариантов защиты фактически нет».

Как полагает генеральный директор агентства недвижимости «Динас» , вице-президент «Гильдии Риелторов» Юрий Сергеев, люди из группы риска патологически недоверчивы, но только по отношению к нормальным людям. А вот «своим» таким же алкоголикам и наркоманам они доверяют. И этим самым подписывают себе приговор, поскольку ни один разумный совет они просто не будут слушать. Поэтому ни защититься они не могут, да и защитить их самих без их желания невозможно.

Несколько иначе оценивает ситуацию адвокат, директор компании «Адвокат-Недвижимость» , председатель комитета по правовым вопросам Ассоциации риэлторов Санкт-Петербурга Сергей Слободянюк. «Мое мнение, каждый сам выбирает свой путь. Попадают в такие ситуации в основном лица, которые безразлично относятся к своему будущему. Самый главный вопрос таких «сделок» - это вопрос к самим потерпевшим. Спасение утопающего дело рук самого. Если людям важнее наркотик (водка и т.д.) чем их жизнь, государство не может за каждым уследить и спасти.
Иное дело с пожилыми людьми. Можно посоветовать им, прежде чем что-то делать и подписывать, надо проконсультироваться у юриста. К сожалению чаще приходят люди, когда уже сложно что-то изменить. Я читал приговор суда, по которому преступники в сговоре с нотариусом завладели порядка 30 квартир. Дарили пожилым людям бытовую технику и якобы за получение техники просили расписаться. Фактически пострадавшие расписывались в договорах купли продажи и реестре нотариуса. Некоторые из них, я думаю, до настоящего времени не знают, что они не собственники квартир. Люди, попавшие в такие ситуации в основном юридически не грамотные и далеки от понимания процесса оформления сделок с недвижимостью. Обращаются за юридической помощью только после того, как все уже произошло. Сделку оспорить очень сложно, в основном только через возбуждение уголовного дела. В гражданском процессе квартиры в подобных ситуациях возвращаются редко. (Причина та же - юридическая безграмотность, а так же отсутствие денег на оплату услуг грамотного юриста.) Очень часто такие квартиры перепродаются несколько раз и их вернуть вообще невозможно».

Мда, «спасение утопающих дело рук самих утопающих». Спорное утверждение. Но одной стороны, это действительно так. Ведь если человек на самом деле не хочет чтобы его спасли, то никто ему не поможет, в том числе и государство. Но с другой стороны - ни в одной развитой стране мира подобного безразличия к своим гражданам, мне не встречалось, как, впрочем, и подобного «квартирного бизнеса». В той или иной степени государство все же защищает своих, пусть даже и не слишком ответвленных и нормальных граждан. А может ли наше государство предпринять какие-то шаги в этом направлении? Как считает Юрий Сергеев, законы у нас для этого есть. Все дело в их неукоснительном соблюдении и неотвратимости наказания, если закон все же нарушен. Тот же участковый Сергей Белых, который был наводчиком у банды «черных риэлторов» по закону должен был защищать пострадавших. Социальные работники должны были помогать. А у нас так получается далеко не всегда. По мнению Сергеева, подобные должностные преступления «должны наказываться жестче, а наказание должно быть неизбежным и совсем «не условным». А внутренний надзор за органами милиции должен быть реально жестким». По мнению Александра Петренко «ситуацию с людьми из группы риска можно было существенно изменить, если бы подобные люди стояли на учете, а сделки бы проводились только с разрешения органов опеки. Или можно ввести обязательное страхование сделок, тогда преступники попросту не смогут их проводить». Сергей Слободянюк полагает, что лучшая защита в таких случаях – это обращение в сертифицированные фирмы недвижимости. По словам президента Санкт-Петербургской палаты недвижимости (СЗПН) Дмитрия Щегельского ситуацию мог бы исправить закон об агентской деятельности – в этом случае криминал просто бы не имел доступа к рынку недвижимости.

Как видите, наши эксперты достаточно разнопланово оценивают сложившуюся ситуацию. Но, тем не менее, выходы из нее все же есть. Правда, для того чтобы их использовать, опять же нужна политическая воля и желание властей навести в этой области порядок и защитить своих же граждан. Увы, пока такой воли мы не видим. Причем страдают от этого не только бывшие владельцы квартир, но и нормальные покупатели жилья, которым преступники перепродают затем эти квартиры. Могут ли хотя бы добросовестные приобретатели, как называет их закон, защититься в подобных ситуациях? Об этом мы поговорим в следующем материале о «черных риэлторах».
Сергей Уткин Restate.ru
Понравился материал?Подпишись на рассылку
Ваши комментарии:
Ваше мнение будет первым. Спасибо Вам за прочтение статьи. Желаю счастья! Прошу в комментарии ниже поделиться Вашим мнением
 
 
Войти